animateMainmenucolor
activeMenucolor
Набережночелнинский Государственный Театр Кукол

Да будет звук!

(газета "Авто-city", №11, 23.03.2013 г.)

Да будет звук!

Корреспондент газеты «Авто Сity» взглянула на театр из радиорубки

Я умею забивать гвозди. Честно. С отвёрткой управляюсь лучше, чем с шумовкой. Если приспичит, могу взять в руки домкрат и поменять колесо… наверное. Но при виде микшерного пульта меня всегда охватывает тихая паника.

Елена Премудрая

Елена Голобокова «чувствует» актёров уже пятый год

Ну как? Как человек может разбираться в этих джойстиках, бесконечных «ползунках», разноцветных вращающихся ручках? Их так много, и все они одинаковые. Китайские иероглифы и арабская вязь – советский букварь, по сравнению с этим чудом техники.

А ещё мне всегда казалось: все эти «эквалайзеры», «регуляторы», «кроссфейдеры» и прочие «страшные» слова произносятся только мужчинами, а женским пальчикам не место на микшерном пульте. Но! Рядом со мной сидит Елена, которая не просто прекрасно отличает «аналоговый» от «цифрового», но и учит своего напарника-парня:

– В этом месте потише… Здесь оборвать…

Елена Голобокова – звукооператор нашего Театра кукол. Но мне, далёкой от проводов, переходников и электронной музыки, хочется называть её не иначе, как Елена Премудрая.

С чего начинается спектакль?


Из радиорубки - всё как на ладони

В радиорубке уютно. Здесь тесная обстановка, скучный интерьер, но весёлая компания и тёплая атмосфера. Может, потому, что из открытой форточки, из сердца зрительного зала раздаётся восторженный детский смех? Или потому, что нетерпеливые малыши то и дело хлопают в ладоши? Или потому, что сегодня состоится премьера «Дюймовочки», а сидящие в радиорубке Елена, её напарник Борис, художник по свету Виктор и я – мы все немного дети и ждём красочную сказку?

Пока маленькие зрители занимают свободные кресла, ребята из радиорубки отправляются к актёрам, пожелать удачи. Премьера – это как экзамен: на сцене играют трое, а переживают всем театром.

И вот раздаётся третий предупреждающий звонок. Билетёр, глядя на нас, демонстративно опускает руку:

– Это был сигнал, что приступаем к работе, – объясняет Елена. Театр начинается с вешалки, а спектакль – с музыки. На сцену «выплывает» мелодия – сказочная, завораживающая, волшебная… И только после неё выходят кукловоды.

Тихо! Идёт премьера


Без них не обходится ни один спектакль

Для художника «Тайная вечеря» – не просто последняя трапеза Иисуса Христа: он видит в картине сотни оттенков, всматривается в перспективу, изучает светотень. Для музыканта «Симфония № 7» – не просто известное сочинение Бетховена: он вслушивается в звуки виолончели, и ясно определяет, где играет флейта, а где – гобой. Для звукооператора спектакль – не просто диалоги-полилоги, красивые декорации и шикарные костюмы: он внимательно следит за каждым жестом актёра, ловит каждую реплику. Это мне, гостье, предоставили «коронное» место: сижу комфортно, беззаботно смотрю добрую сказку и лишь временами, вспоминая про свои прямые «обязанности», поглядываю на коллег. Звукооператор же постоянно держит руку на пульсе!

Рабочее пространство «звукача» – это микшер, компьютерный монитор с открытым плейлистом и… лист бумаги. Елена объясняет, что это партитура:

– Когда создаётся новая постановка, звукооператор изучает текст, делает для себя какие-то пометки.

Для звукооператора весь спектакль умещается на этом единственном листе. В первой колонке расписаны действия – «рождение цветка», «подоконник», «жаба», «погоня». В соседней – реплики на включение: эта «шпаргалка» помогает сориентироваться, после каких слов героя следует добавить музыку. Завершающая колонка подсказывает – в этом месте нужно нажать «стоп».

Когда на сцене разгораются страсти и атмосфера накаляется до предела, звукооператор вращает ручку. «Наверное, увеличивает громкость», – гадаю я. Когда хрупкая Дюймовочка грустит и тоскует, звукооператор снова «колдует» над пультом. «Наверное, уменьшает звук», – снова строю предположения. Во время спектакля в радиорубке царит гробовое молчание – звукооператор не может отвлекаться на разговоры! Поэтому мне остаётся только сочинять версии.

Универсальный «солдат» театра


И как только Елена разбирается во всём этом?

Театр, (хоть кукольный, хоть драматический) – это организм: командный дух, как по аорте, проходит через коридоры, проникает в кабинеты и репетиционные залы, выходит на сцену и распространяется по залу и закулисью. Ни сердце, ни лёгкие, ни печень не могут жить самостоятельно. Так и в театре – ты либо часть команды, выкладываешься и «вкалываешь» ради общего дела, либо… Другого варианта нет. В театре не бывает «хаты с краю». Елена объясняет, что звукооператор – это партнёр артиста:

– В Театре кукол работают ведь живые люди, и есть понятие «работать от артиста». Бывает так, что в данный момент или в данном спектакле эмоции или голос актёра таковы, что заранее запланированный уровень громкости не подходит. Тут-то и проявляется профессионализм звукооператора. Нужно знать все спектакли от «А» до «Я», нужно чувствовать артистов.

Елена «чувствует артистов» уже пятый год. В творческий коллектив её пригласил дедушка – композитор этого же театра.

– Думала, недолго здесь продержусь. Но затянуло, – признаётся девушка. Затянуло так сильно, что из радиорубки она перебралась на сцену – отчасти переквалифицировалась в актрисы. Оказывается, с Еленой-актрисой я познакомилась давно, ещё на премьере спектакля «Иван-дурак», где Голобокова сыграла братьев, царя и дракончика. Звукооператоры не всегда остаются в тени прожекторов, некоторые из них «переезжают» на сцену!

Айгуль Давлетьянова

Яндекс.Метрика

Приглашаем всех в нашу сказку